Разделы: Наука Культура Публицистика Подкасты YOUTUBE

Культура Бурятский шансон 04.05.2018

Поделиться статьей:

Русский рок или русский рэп, шлягер, он же шансон, но не тот мелодичный французский, а отечественный, прямиком из криминального мира. Каждое из этих понятий для нас имеет собственное значение, мы их различаем, отделяем от прочих. Это не то чтобы жанры, жанры так не подразделяются, скорее объединённое русским языком музыкальное пространство. В него входят исполнители не столько из России, сколько любые русскоязычные. Нам кажется, отчасти справедливо, что музыкальное пространство русского языка, назовем его так, включает в себя всю музыку, которую производят в России, по крайней мере любую актуальную, ту, которую слушают и в Москве, и в Йошкар-Оле, и в Омске, и во Владивостоке. Музыкальное пространство динамично развивается, производя все новые формы. Старые существуют параллельно, либо исчезают из информационного поля практически полностью, как русский рэп из 00-х, практически забытый, или шансон, десятилетиями остающийся актуальным для своих слушателей, но не приемлемый для всех остальных.

 

Музыка, которая живет сама по себе

 

 

Но так ли это? Знаем ли мы, что в России существуют целые музыкальные “анклавы”, живущие по собственным законам и принципам, внутри иной культурной повестки, в стороне от общероссийского мейнстрима? К таким “анклавам” мы можем отнести музыку национальных республик, и речь пойдет отнюдь не только о “народной” музыке. В таких “гетто” представлены по большей части все те же направления, привычные нашему слуху, вроде рэпа или поп-музыки.  

Сегодня мы познакомимся с одним из таких “анклавов”, практически полностью замкнутом на себе. Речь пойдет о показательном феномене бурятской музыки. О народной музыке речь не пойдет по вполне понятной причине — ее нишевость объяснима языковой и культурной повесткой. 

 

 

Бурятская поп-музыка

 

Бурятский поп-певец, именующий себя Чингис Ли, своим внешним обликом, стилем напоминает скорее корейского поп-музыканта. Однако, если обратится непосредственно к репертуару певца, вскрываются и другие культурные влияния. Показательная композиция для разбора авторского русскоязычного репертуара Чингиса Ли — “Шаман”. Автор использует рифмы вроде манит — шаманит в качестве зажигательной подводки к припеву. Музыкальное сопровождение напоминает клубную электронную музыку из 00-х, а текстовая составляющая отсылает к российской эстраде конца 90-х. Об этом говорит и простота текста, рифмы и даже структуры композиции. Интересно, что тематически работа подводит к чему-то столь традиционному для бурятской культуры. Чингис Ли вносит в свой репертуар некоторое разнообразие с тем же стилистическим рисунком популярной музыки из 90-х, имеет в своей дискографии такие композиции, как “Первая любовь”, “Облака” и т.д. Возможно, именно этот подход и является залогом его непопулярности за пределами бурятской музыкальной среды. Отметим, что важной частью репертуара исполнителя являются композиции на бурятском языке. Так, например, бурятский эквивалент уже упомянутой композиции “Первая любовь” — “туруушын дуран”- звучанием отсылает к корейской поп-музыке в плане языкового созвучия, музыкальная составляющая в свою очередь напоминает скорее группу “Иванушки international”. Композиция в целом лирическая “Молод и красив был я ,милая, и тебя любил безоглядно”, как поется в русском перепеве.

Сам Чингис Ли позиционирует себя как бурятский этно-поп певец, что объясняется, вероятно, отсылками к традиционной культуре, обернутыми в относительно современную музыкальную форму.

 

1 куплет

Потерял тебя – не могу найти

Как же так нелепо наши разошлись пути?

Я хотел забыть – только не могу

Напеваю фразу тихо: я тебя люблю

Припев

В небе проплывают облака

Как же мне теперь найти тебя?

Я пройду по мокрой мостовой

Только чтобы встретиться с тобой (2 раза)

Чингис Ли “Облака”:

 

 

Бурятский рэп

 

Рэп исполнитель Hathur Zu, рисует образы бурятской глубинки. Музыкальная составляющая — минуса-нередко представляют собой миксы бурятской традиционной музыки с примесями электроники, положенными на бит. Возможно, хороший флоу — агрессивная и четко поставленная читка на бурятском языке — может смутить и, вероятнее всего, смущает слушателя, не носителя родного языка рэпера. Один из наиболее популярных клипов Hathur Zu — Уги Няс, нарезка из фильма “Смерти нет”, повествующего о жизни бурятской шпаны в позднем СССР. Кадры перемежаются с самим Хатур Зу, жестикулирующим, чувственно читающим свой рэп. Несмотря на языковой барьер, посыл исполнителя кажется вполне понятным и знакомым. Трущобы и парни с района, драки стенка на стенку или один на один – сюжеты, объединяющие творчество исполнителя.

Мы только прикоснулись к феномену бурятской современной музыки. Помимо пары показательных исполнителей, внутри “анклава” существует и налаженная музыкальная инфраструктура, и особые категории слушателей, и, безусловно, другие музыканты и поджанры. Но об этом позднее.

Андрей Попытаев

Поделиться статьей:

Статьи из рубрики Городская среда